DaoMail - путь письма
социальная почтовая служба (beta-версия)
весь DaoMail
вход / регистрация
Гость
ваша подписка (0
реклама
Читайте, господа!
| text | html

web-архив: по темам » ретро » ретро - музыка » ретро-музыка (рок) » это письмо


profile.ru
2012-09-12 00:34:31

Герои прекрасного страшного времени, великий колумбиец Маркес и детство Егора Тимуровича — "Профиль" предлагает свой ТОП-10 самых ярких премьер прошедшей 25-й Московской международной книжной выставки-ярмарки.

Михаил Ходорковский Тюрьма и воля
"Говард Рорк"

"Главному заключенному России" посвящены десятки книг. Но "Тюрьма и воля" — произведение особенное, оно написано от первого лица. Точнее жанр определить трудно: "…Время для мемуаров или автобиографии еще не пришло. Когда я буду готов к полноценной автобиографии, сказать пока не могу. Не в последнюю очередь это связано с моим нынешним положением и, конечно же, с тем, что не только не считаю нынешний период своей жизни "подведением итогов", но надеюсь и живу будущим!" Журналист Наталия Геворкян, чье имя тоже стоит на обложке, — полноценный соавтор. Ее роль в проекте — документальная фактура: кто, что, где, как, интервью с действующими лицами. Ходорковский пишет о прошлом: о молодости, жизненных воззрениях, становлении бизнеса, тюремном опыте. О себе отзывается холодновато, отстраненно: "Жена считает, стал мягче, "человечнее". Не замечаю… Ядовит, но не особенно злопамятен, как и раньше". Отточенные характеристики и оценки — первый эшелон (чего стоят хотя бы его слова о Суркове), ближнее окружение, конкуренты, события, перспективы. Минимум эмоций, максимум трезвого анализа. Не без пафоса — впрочем, органичного. С ощущением собственной значимости, что тоже объяснимо. "…Даже из окошка тюремной камеры видно: честных, совестливых людей, которые хотят перемен, становится больше с каждым годом... Вопрос Перемен — это вопрос времени, хотя я, видимо, слишком заинтересованное лицо". Глава "О будущем России" — готовая программа развития страны по направлениям и приоритетам. Как язвительно замечает автор: "Все же продолжу давать непрошеные советы". Продолжит, сомнений нет. 

Габриэль Гарсиа Маркес Хроника одной смерти, объявленной заранее
"Астрель"

Вот уж, казалось бы, новость! Неужто мы не читали знаменитую книгу великого колумбийца? Оказывается, читали, да не ту. Фантастический перевод Михаила Мишина оставляет ощущение почти гипнотическое. Открыв книгу, не дочитать до конца невозможно. Выяснилось, что "Хроника…" — вовсе не тяжеловесная избыточная проза, а почти поэма. Высший пилотаж: Мишину удалось выявить в хрестоматийном, читаном-перечитаном произведении глубинный, скрытый ритм неотвратимой судьбы, передать эпическую поступь рока, который сильнее людских желаний и случайных совпадений. Перевод повести долго пролежал под сукном, а о причинах и мотивах его появления рассказано в предисловии. Скорее всего, именно эта версия станет единственно возможной.  

Владимир Мирзоев Птичий язык
НЛО

Дневник современного интеллектуала. О богеме, власти, рабстве, таланте, творчестве, свободе, зависти и любви. Связи и параллели самые неожиданные. Например: "Талантливый и по-михалковски везучий Андрей Кончаловский, несомненно, завидовал экстравагантному дару Андрея Тарковского. Яд этой зависти проступает между строк во всех его мемуарах. В Голливуде Андрон снял девять фильмов (против двух у Тарковского), получил кучу призов, заработал денег. Тарковский постоянно нуждался, был разлучен с сыном, страдал, вечно со всеми ссорился, внезапно заболел и умер на чужбине. Чему тут завидовать? Могиле на кладбище Пер-Лашез? Зависть загадочна, она поражает внезапно, как стрела Купидона…" Продолжение читайте сами. Книга того стоит! 

Пьер Байяр Искусство рассуждать о книгах, которых вы не читали
"Текст"

Не дарите книгу — одна у меня уже есть! Эту саркастическую сентенцию автор книги, французский философ Пьер Байяр доводит почти до абсурда. Чтобы рассуждать о писателе, его творчестве или конкретной книге, совсем не обязательно прочесть ее от корки до корки. Достаточно просто пролистать. Более того, не без иронии замечает автор, ее можно вообще не брать в руки. И этого не стоит стыдиться, подобное случалось с весьма достойными людьми. Развивая навык, вы способны составить собственное мнение, ориентируясь на "отраженный отблеск" чужих мнений. Байяр размышляет о книге как элементе, встроенном в культурный ряд, об особенностях восприятия одного и того же текста, о феномене чтения как странного и порой неоднозначного процесса.  

Сергей Телюк Предчувствие Руси
"Октопус"

Редкая, почти экзотическая тема: что было на нашей земле до Рюрика, кто они, праславяне, — потомки скифов и сколотов, наследники обитателей таинственной Невриды, венеды, анты, склавены или склэйвы? До нас дошли смутные отголоски тех времен, "блики на скрижалях Истории". Достоверных отечественных источников не существует, есть только древние иностранные хроники и туманные свидетельства западных путешественников. На их основе написаны легенды и сказы, воссоздающие не историю, но дух и страсть предков. Для буквоедов поэтические строки снабжены комментариями. Лаконичные ксилографии недавно ушедшей из жизни художницы Ирины Телюк придают книге эпическую силу и стилистическую завершенность.

Колум Маккэнн И пусть вращается прекрасный мир
"Фантом Пресс"

"Великий американский роман", написанный ирландцем, получил Национальную американскую премию и престижную Дублинскую. 9 августа 1974 года французский канатоходец Филипп Пети на глазах горожан прошелся между зданиями Всемирного торгового центра на высоте в 110 этажей. В основе книги, состоящей из нескольких историй, это единственное реальное событие. Для героев этот трюк — шаг к осмыслению жизни. Роман сравнивают с "Улиссом". Там — поток сознания, вязкий и непрерывный. Здесь — головокружительная история гигантского города, биографии жителей которого соединены едва различимой в вышине, но прочной константой — проволокой между башнями-близнецами.  

Мариэтта Чудакова Егор
"Время"

Биографический роман об одном из самых противоречивых героев нашей эпохи с подзаголовком "Книжка для смышленых людей от десяти до шестнадцати". Кто не догадался: Егор — это Егор Гайдар. Детство Егорки, юность Егора, экономические воззрения и деяния Егора Тимуровича, описанные темпераментной, всегда в истинном смысле тенденциозной Мариэттой Омаровной, которая органически не умеет быть политкорректной и тем более не пытается угодить всем. Книга, несомненно, вызовет ураган противоречивых эмоций. Целевая аудитория точно оценит, ей колебания "Плохиш — Кибальчиш" по барабану. Котировки, индексы и прочая "сумма прописью" понятней и важнее.  

Джилл Болти Мой инсульт был мне наукой
Corpus

Автор, авторитетный нейробиолог, знает о "начинке" человеческой головы все, что доступно современной науке. Утром 10 декабря 1996 года произошла катастрофа: за несколько часов Джилл Болти утратила способность двигаться, разговаривать, читать и полностью потеряла память. Диагноз — редкая разновидность инсульта. Первое чувство — боль и ужас. Потом — бессилие и безразличие, сменившееся в какой-то момент удивительным открытием: "Я еще жива". А если так, можно ставить конкретную задачу — остаться доктором Джилл Болти. Ее книга, ставшая мировым бестселлером, — уникальное сочетание фундаментальных медицинских знаний и личного опыта, шаг за шагом, год за годом. И первое в истории детальное описание истории болезни и полного восстановления.

Василий Аксенов одинокий бегун на длинные дистанции Сост. Виктор Есипов
"Астрель"

Ностальгия по Аксенову — культовому, самому "несоветскому" из советских писателей, настоящему другу, неотразимому мужчине. Формальный повод — круглая дата, только что прошедшее 80-летие. Книга получилась не мемориальная, а романтическая. О герое прекрасного страшного времени, кумиром которого он останется навсегда, Александр Кабаков, Евгений Попов, Марк Розовский, Вадим Абдрашитов, Андрей Макаревич, Владимир Войнович, Александр Генис вспоминают так, будто собрались на приятельские посиделки — без тоски и горечи. Имениннику такое точно не понравилось бы, он посмеялся бы и сбил пафос... Кроме писем и интервью, в сборнике десятки неизвестных публике фотографий из семейного архива. На них Аксенов разный — красивый, веселый. Живой. 

Сара Уинман Когда бог был кроликом
"Азбука", "Азбука-Аттикус"

Бог пишется с маленькой буквы, потому что это прозвище кролика, ребенок еще не понимает, что значит "упоминать всуе". Бог не обидится. Для ребенка мир лишен несчастий, злобы, сложностей. Даже если мама больна, тетя — лесбиянка, люди лгут, младенцы умирают, домашний уклад безвозвратно нарушен обстоятельствами, Элли не покидает упрямая детская уверенность: все кончится хорошо, все всегда кончается хорошо. В этом смысл жизни. Трогательную, изящную семейную сагу, историю взросления девочки, родившейся в год, когда, "протестуя, вышел на улицы Париж, год знаменитого Новогоднего наступления во Вьетнаме, год, в который Мартин Лютер Кинг заплатил жизнью", уже сравнили с "Отелем Нью-Гэмпшир", а дебютантку Сару Уинман назвали "английским Джоном Ирвингом". 

Источник




web-архив: по темам » ретро » ретро - музыка » ретро-музыка (рок) » это письмо








© 2004-2021 DaoMail.ru