DaoMail - путь письма
социальная почтовая служба (beta-версия)
весь DaoMail
вход / регистрация
Гость
ваша подписка (0
реклама
Персоны – легенды
| text | html

web-архив: по темам » туризм » туризм в странах » туризм в Америке » это письмо

2012-10-06 00:16:49

Персоны, персоны, персоны… Известные, знаменитые, популярные, любимые… Жизненные тропинки многих из них иногда пересекаются, обстоятельства их творческой и профессиональной деятельности часто сводят их друг с другом. Они знакомятся, иногда влюбляются и даже женятся. Иногда создают творческие союзы, а бывает, что жизнь их сводит друг с другом лишь на короткое время, и от этих коротких встреч становится интересно и даже тепло не только им самим, но и многим окружающим их. Они ведь известные, знаменитые, популярные, любимые…

Мне хочется рассказать Вам здесь о нескольких таких встречах, каждая из которых – отдельная история. Все упомянутые ниже имена – персоны–легенды, а потому они должны быть Вам интересны. Все эти встречи связаны с одним человеком, также легендой, хорошо знакомому многих из Вас. Это Рафаэль, испанский певец. Его имя пришло на ум в связи с предстоящими гастролями. 8 ноября он выступит в Москве, Государственном Кремлевском Дворце; 10 ноября – В Екатеринбурге, во Дворце Молодежи; 13 ноября – Петербурге, в БКЗ "Октябрьский".

Рафаэль – фигура, безусловно, значимая для музыкальной культуры Испании. Это настоящая легенда современной испанской песни. Он начал свою карьеру в совсем ещё юном возрасте, когда в 1962 занял чуть ли ни все призовые места (за лучшую песню, за лучшее исполнение, за лучший голос...) на конкурсе испанской песни в Бенидорме. За считанные годы взлетел на самую высокую вершину музыкального олимпа Испании, став певцом № 1. Он был первым в Испании, кто осмелился дать сольный концерт, чего до него в этой стране не делал никто. В октябре 1965 он выступил перед переполненным залом самого лучшего в Мадриде театра "Сарсуэла", и восторженная публика ему аплодировала стоя. "Рафаэль поднял испанскую песню на высокий уровень. Чтобы послушать песни, публика стала приходить в театр, а не на танцплощадку. В театрах появились нормальные уборные, и к артистам стали относится очень уважительно" – это слова Хуана Мануэля Серрата, коллеги Рафаэля по творчеству, популярного в Испании певца и композитора. Рафаэль – обладатель более 330 золотых дисков, нескольких десятков платиновых и одного уранового. Свою сцену ему предоставляют лучшие театры мира, и объявление о том, что все билеты на его концерты проданы – дело обычное для этого артиста.

У нас в России Рафаэль совсем не безызвестен. Он был безумно популярен у нас в 70-х и заставил снова вспомнить о себе в конце нулевых, когда выступая в престижном зале Барвиха Luxury Village в 2009, был буквально завален цветами, а затем в 2011 снова дал чудесный концерт уже в Большом Кремлёвском Дворце, выступив почти перед шеститысячной аудиторией.

Популярности своей в нашей стране Рафаэль обязан, прежде всего, музыкальному фильму "Пусть говорят", прокатившемуся с оглушительным успехом по кинотеатрам Советского Союза в начале 70-х и последовавшим за ним гастролям – неоднократным приездам артиста к нам в страну, проходившим всегда с необычайным ажиотажем. Не знаю, может ли кто из артистов похвастаться тем, что в день продажи билетов на его концерты была задействована конная милиция! Такое было во время первого приезда Рафаэля в 1971, когда всех желающих не смогли вместить ни Лужники, где он дал 4 концерта, ни другие залы (Оперетта, к/з "Октябрь", Эстрада), где он дал еще 7 концертов! То же самое было в Ленинграде. Безумный успех первых гастролей Рафаэля позволил нашему Госконцерту организовать вторые, третьи и четвёртые гастроли, которые длились порой по 40 дней и охватывали многие города Советского Союза. По 40 дней не только при неизменных аншлагах, но и без возможности вместить всех желающих.

Сейчас мы живём уже в новой стране, и времена изменились. Конная милиция при продаже билетов в принципе невозможна, да и 40 концертов в одной стране с неизменной фразой "Нет ли лишнего билетика?" представляется нам сейчас фантастикой. Тем не менее, Рафаэль остаётся Рафаэлем. Большой артист – он есть большой артист, и Барвиха - 2009 и Кремль – 2011 доказали это нашему зрителю.

Первые гастроли и последний матч

Май 1971 года. Разумеется, они были знакомы друг с другом заочно. Рафаэль. Его голос звучал у нас тогда чуть ли ни из каждого окна, и Лев Яшин – прославленный вратарь. Да кто же его не знал? О предстоящем его последнем матче говорили все.

Лев Яшин – выдающийся вратарь, гордость футбола не только нашего российского или советского, но и мирового. Любой человек, имеющий хоть какие-то познания в области спорта, знает это имя. Причем в любой стране, как у нас, так и за рубежом, и уж тем более в такой футбольной стране как Испания. Практически любой испанец, интересующийся футболом, вам скажет, что это лучший вратарь мира. И это при том, что они умеют ценить своих игроков. Они с гордостью называют его "araсa negra" – черный паук и знают даже, что он играл за московское Динамо. Часто, проезжая по Ленинградке из Шереметьево в центр и бросая взгляд на стадион Динамо, с языка некоторых испанцев так и срывается: Лев Ясин – так они произносят его имя, araсa negra.

Наверное, это была честь для обоих – встретиться в Москве и обменяться рукопожатиями, автографами и сувенирами. Гастроли Рафаэля в том 1971 – явились большим событием, и предстоящий прощальный матч Яшина – то же самое. В своём интервью, данном газете "Советский спорт", Рафаэль сказал: "Искусство Яшина – поистине вершина творчества. Это то, о чём может мечтать спортсмен, артист. Я сам искренний поклонник Яшина. Сейчас весь спортивный мир живёт ожиданием интереснейшего матча сборной мира с командой Льва Яшина. Это спортивное событие №1, и я бесконечно счастлив, что имел возможность беседовать с великим вратарём, пригласить его на свой концерт". Прощальный матч Льва Яшина состоялся 27 мая 1971 в Лужниках, на Большой Спортивной Арене, и 103 тыс. зрителей имели честь на нём присутствовать.

Настоящее мастерство не знает границ

Игорь Моисеев. Прославленная труппа этого замечательного мастера танца всегда много гастролировала за рубежом. Ими восхищались и восхищаются, их очень ценят и им аплодируют лучшие театры мира. В 1973 году они выступали в Испании. Рафаэль, дважды успевший побывать на гастролях в Союзе, в благодарность за тот сказочный приём, оказанный ему советской публикой, пригласил всех моисеевцев к себе домой. Всю труппу. Каждому из них он подарил по диску, только что вышедшему на тот момент.

Игорь Моисеев, Лев Яшин, Рафаэль – не берусь перечислять всех других достойных и уважаемых – яркий пример того, что настоящее мастерство, будь то спорт или искусство, не знает границ. Таланты из разных сфер, в данном случае, не просто из разных стран, а из разных миров, взаимно притягиваются, что естественно. Ярчайшие звезды спорта и исполнительского искусства не чужды друг другу и рушат искусственные препятствия и границы, становясь самыми успешными послами своих стран и свершая то, что не удаётся дипломатам. В 70-е годы это было особенно важно, ведь это был период холодной войны. Испания и СССР – это были два совершенно разных мира, две страны, между которыми не было даже дипломатических отношений. Не смотря на напряжённость отношений между нашими мирами в целом, наши звёзды культуры, науки, спорта являли собой пример огромного уважения к нам как стране, как нации, как людям. И Рафаэль, он явился, пожалуй, первой яркой звездой, сумевший вызвать огромный интерес очень большого числа молодёжи не только к испанской песне или кино, но и к искусству Испании в целом, её культуре и Истории.

Легенды зарубежного кино

Джина Лоллобриджида. Обворожительная красавица и талантливая актриса, настоящая легенда итальянского и мирового кино. Нет смысла перечислять все её работы. Она снялась в нескольких десятках картин американских, итальянских, французских… Нашему зрителю она запомнилась, прежде всего, по фильму "Фанфан Тюльпан". Здесь она играет в паре с неподражаемым Жераром Филиппом. Этот добрый, оптимистичный, полный забавных приключений фильм "плаща и шпаги" имел колоссальный успех в советском прокате. Возможно, не все знают, что Джина Лоллобриджида ко всему прочему обладает ещё и красивым голосом. В 1975 вместе с Клифом Ричардом, Монсеррат Кабалье и другими знаменитостями она приняла приглашение Рафаэля и приехала на съёмки его музыкальной программы "Мир Рафаэля". Среди нескольких спетых ею песен была знаменитая "Besame mucho". Она спела прекрасно, к тому же она просто сияла красотой и, разумеется, она очень украсила своим присутствием этот "Мир Рафаэля".

Ава Гарднер. Еще одна легенда, да какая! Американская голливудская дива. Наше представление об американском кино без этого имени было бы, наверное, неполным. Ее карьера – чуть ли ни добрая сотня фильмов, среди которых "Снега Килиманджаро" и "Могамбо" – наверное, самые значимые для неё. За роль в "Могамбо" она была номинирована на премию "Оскар" как "лучшая актриса". Она была любимой актрисой Э. Хименгуэя. Зеленоглазая брюнетка, роковая красавица. Ее личная жизнь была не менее бурной, чем творческая. Она была трижды замужем, и последний ее муж – любимец публики Фрэнк Синатра. Они обожали друг друга, Синатра был любимым мужем Авы, но и с ним она развелась. 

Встреча Авы с Рафаэлем – это целая история, очень даже любопытная. Она продолжалась несколько месяцев, почти всё то время, пока Рафаэль снимался в фильме "Сорванец". Съемки проходили в Мексике, в Акапулько, в 1968.

Вот что об этом пишет Рафаэль в своей автобиографичной книге "А завтра что?": "В те времена в Акапулько в мою жизнь как взрыв ворвалась Ава Гарднер. Она в то время отдыхала в доме Фрэнка Синатры в Лас Брисас. Мы стали большими друзьями. Она уже почти не снималась тогда, но по-прежнему оставалась великой дивой. Ей нравились моя молодость, моя открытость, моя природная веселость и мое испанское происхождение. (Ава была до смерти влюблена во всё, что связано с Испанией). Наше взаимопонимание, увлеченность и дружба были такими, что я, извиняюсь за свое самомнение, начал думать, что эта женщина с зелёными глазами и красотой, выходящей за рамки человеческой, была почти влюблена в меня…

На мой день рождения Ава устроила потрясающую вечеринку в доме Синатры, и весь вечер она провела, буквально, повиснув на мне – на моей шее, на моей руке. Ава Гарднер была настоящей богиней и, будучи ею, она была капризна, непредсказуема и взбалмошна. Она жила с какой-то головокружительной интенсивностью. Иногда у меня было ощущение, что время не существует для нее, а иногда, наоборот. Это когда она напивалась. Пила часами, и тогда казалось, что наступает конец света.

В моей жизни было мало случаев, когда я чувствовал такие перепады в настроении, какие пришлось пережить мне с Авой Гарднер. Конечно, она была особенной.

Мы повсюду были вместе. Она вмешивалась, да так естественно, в съемки, высказывая свое мнение, спрашивали её об этом или нет. Показывала мне позы перед камерой, типы планов, как ходить и как сидеть. Ей не было равной на съемочной площадке. Камеры были для неё естественным антуражем, и она двигалась между огней, экранов, подъемных кранов и людей, как рыба в воде. Рыба, в которой было что-то от акулы, которую надо было бояться, уважать, обожать и ненавидеть – всё одновременно, потому что никто не мог предвидеть ни её движений, ни слов, ни реакций. У неё был несомненный кинематографический талант, данный Богом, который всегда заставлял весь персонал смотреть на неё с открытым ртом. Её приводило в восторг восхищение, которое она вызывала у окружающих, и она использовала свою огромную популярность, выжимая из неё всё до последней капли, и наслаждаясь ею. Мне очень льстило быть ее другом, ее личным капризом. Это было для меня большой честью, но одновременно я был и мишенью для её приступов гнева. Я не забуду Аву до тех пор, пока буду жив…

Ава Гарднер, со своей привычкой делать что-либо с энергией урагана, вовлекла меня в одну очень скандальную историю. Она была единственной виновницей в самом серьезном происшествии из всех, что имели место на съемках "Сорванца". Она сумела довести меня почти до крушения моей профессиональной карьеры в кино. Дело в том, что продюсеры сделали мне такую страховку, которая стоила им, наверное, золота. Против любых возможных рисков. Кроме прочих ограничений условия страховки не позволяли мне выезжать за пределы Акапулько, и особенно летать на самолёте. Запрет был категорическим…

Вообще-то в этой истории я тоже был виноват, не сумев скрыть ту информацию, о которой у меня никто не спрашивал. Я рассказал Аве, что в Мехико, в "Эль Патьо", будет выступать Сара Монтьель. Будь проклят тот день, когда я сказал об этом Гарднер. Она решила, что, во что бы то ни стало, я должен был отвезти её к Саре, что мы должны были лететь в Мехико, чтобы послушать Монтьель вживую.

Сначала я с величайшим терпением, всеми способами – по-английски, по-испански и даже знаками пытался объяснить ей, что условия страховки запрещают мне какие-либо переезды. Но всё было напрасно. Тогда я стал чуть ли ни умолять её, чтобы она не вовлекала меня в серьёзные проблемы. Сказал, что контракт запрещает мне путешествовать, но она даже не собиралась слушать меня. В конце концов, она устроила мне такую истерику! Выйдя из себя, она кричала, что я не настоящая звезда, что я не имею ни малейшего понятия о том, как ею быть; что я сопляк и сосунок. Со своим пищанием, со своей челочкой и мамочкой, которая меня родила, я просто молокосос. Всё это выговаривалось мне на пляже в Акапулько, в самый разгар съёмок. Все мои коллеги просто остолбенели, при этом они наслаждались потрясающим зрелищем… Еще было сказано, что я не достоин того, что имею, и что она не общается с сопляками, которые не заслуживают даже часиков с Мики Маусом. И закончила она так, как будто она исполняла главную роль в своей жизни: "Ты даже не крохотная звездочка, мой бедный Рафаэль, в тебе и в помине нет того, что должен иметь мужчина, чтобы уметь проявлять свою волю… Короче говоря, своими криками и оскорблениями она достала меня и добилась того, что я сдался.

Итак, с неспокойным сердцем и с убеждением, что поступаю плохо, в разрез с моими личными интересами и интересами моих дорогих друзей и товарищей, я положился на судьбу. Мы полетели в Мехико. Антония (Монтьель) нас встретила с невероятной радостью и большим дружелюбием. Мы посмотрели ее спектакль, поужинали, потом немного выпили. Хорошо, что я не ношу часы, иначе я сошёл бы с ума, видя, как быстро бежало время. Очень поздно, ранним утром на рассвете, первым рейсом мы полетели обратно в Акапулько. Мы едва успели на самолет, что меня чуть не довело до инфаркта, потому что этим самым утром у меня начинались съемки.

Обратный полёт был просто неописуемым. Он был и остается самым худшим полетом в моей жизни. И это при том, что я три четверти своей жизни провожу в самолётах, летая из Секи в Мекку, и привык к любым неожиданностям и инцидентам. Тот проклятый самолет вдруг начало трясти так, как будто какая сверхчеловеческая сила схватила его за хвост и начала дергать с невероятной силой. Это были самые ужасные полчаса, которые я помню. И все из-за капризов Авы Гарднер! Честно говоря, я думал, что это конец. Попрощавшись мысленно с моей святой мамой, я начал шепотом молить Господа Бога о последней милости. Я приготовился к смерти как подобает настоящему христианину. Много молился. Потел еще больше. Начал сквернословить, но вовремя остановился, чтобы не нагрешить еще больше. В тот момент я подумал, что это было мне наказанием за мою неверность той неизвестной страховой компании, против которой я совершил эту несправедливость. Небо мне послало наказание. За безответственность, за бездумность, за непослушание. За дурость, особенно за дурость! Ава, отрешённая ото всего, спала. Единственное, что могло её разбудить – звуки труб страшного суда. А я закрыл глаза и молился до тех пор, пока самолёт не коснулся земли. Мы приземлились. Целые и невредимые, но я долго еще не мог прийти в себя. Выйдя из а/п, я оставил Аву на попечении местного таксиста, а сам отправился на другом такси на работу. Как только мои коллеги заметили мое появление в том месте, где в тот день должны были производиться съемки, я попросил у них прощения и пообещал, что никогда больше со мной не произойдёт ничего подобного. И что ни одна женщина больше не сможет заставить меня свернуть с истинного пути, даже, если ее зовут Ава Гарднер.

Слава Богу, обо всём этом не было доложено в высшие инстанции, и об этом не узнали в "Коламбии Пикчерс" в Лос Анджелесе. Я мог продолжать нормально сниматься".

Источник



web-архив: по темам » туризм » туризм в странах » туризм в Америке » это письмо








© 2004-2019 DaoMail.ru