DaoMail - путь письма
социальная почтовая служба (beta-версия)
весь DaoMail
вход / регистрация
Гость
ваша подписка (0
реклама
Мы будем снимать кино?
| text | html

web-архив: по темам » знаменитости » киноиндустрия » это письмо

2012-08-23 01:02:56

Как показывает опыт Голливуда, инвестиции в производство фильмов могут приносить неплохой доход. Но в России инвесторы, вкладывающие в кинобизнес, — большая редкость.

Наталья Львова / ИДР

Как показывает опыт Голливуда, инвестиции в производство фильмов могут приносить неплохой доход. Но в России инвесторы, вкладывающие в кинобизнес, — большая редкость.

Кино — малознакомая для российских финансистов сфера. Здесь не используются привычные и известные им инструменты: акции, облигации и валютные контракты. До последнего времени капиталовложения в производство фильмов для российских бизнесменов были разновидностью хобби или благотворительностью. В России есть ряд профессиональных продюсерских компаний, но профессиональных инвесторов, рассматривающих кино как сферу приложения капитала, у нас как не было, так и нет. "Основными инвесторами в кинобизнес, как правило, являются крупные частные предприниматели или банкиры, которые испытывают личную симпатию к конкретному режиссеру или актеру", — считает Александр Айвазов, управляющий партнер ИГ "Норд-Капитал". Паевые инвестиционные фонды, предлагающие инвесторам вкладывать в производство фильмов не в качестве благотворительности, а с целью заработать деньги, в нашей стране только начинают появляться.

Хотя российская индустрия коллективных инвестиций настроена сегодня преимущественно на другие виды вложений, законодательных препятствий для привлечения денег в кинобизнес через инвестфонды нет. Правда, доступны такие инвестиции только для квалифицированных инвесторов. А получить статус "квалифицированного" частному инвестору у нас в стране непросто — для этого надо соответствовать жестким требованиям ФСФР, иметь опыт работы на фондовом рынке и активы более 3 млн рублей. По закону широкодоступные обычным инвесторам открытые ПИФы могут вкладывать средства пайщиков только в ценные бумаги. Но закрытые ПИФы, предназначенные для квалифицированных инвесторов, свободнее в выборе сфер инвестирования. Поэтому для вложений в кино обычно создается закрытый фонд, он регистрируется в ФСФР и отдается в управление УК, которая за свои усилия берет комиссию — годовую плату за управление в размере 1—5% и за успешное вложение средств в размере до 20% от прибыли.

Одним из первых опытов "квалифицированных" капиталовложений в российское кино стал совместный проект УК "Тройка Диалог" и продюсерской компании Тимура Бекмамбетова "Базелевс". Закрытый ПИФ был сформирован из средств инвесторов, пожелавших вложиться в кинематограф. Под пилотный проект — 3D-мультфильм "Смешарики. Начало" — фонду в прошлом году удалось собрать $10 млн, из которых $8 млн были использованы для съемок фильма. Но пока результаты вложений инвесторов не впечатляют. В отечественном прокате фильм фактически провалился. "Смешарики. Начало" заработали всего $8,4 млн, а значит, не окупили даже затрат на свое производство. Дело в том, что порядка 50% кассы оставляют себе кинотеатры, а значит, для того чтобы фильм окупился, он должен собрать как минимум вдвое больше, чем было потрачено на его съемки и продвижение. Впрочем, продюсеры говорят, что завершение проката в российских кинотеатрах — это еще не конец истории. Инвестиции в полный метр "Смешариков" рассчитаны на полтора года, в течение которых инвесторы смогут дополнительно заработать на продаже прав на картину телеканалам, а также иностранным прокатным компаниям. "В отличие от абсолютного большинства российских фильмов, наш проект имеет международную перспективу в плане продаж", — говорит управляющий директор компании "Базелевс" Никита Трынкин. Но даже если "Смешарики" не соберут достаточно денег в прокате, это не означает, что вообще не нужно вкладывать в кино, считает Армен Дишдишян, исполнительный вице-президент по международным проектам компании "Централ Партнершип". "Этот фонд не может быть показателем для всего рынка, — считает эксперт. — Инвестировать все средства инвесторов фонда в один проект — это неправильно. Для снижения рисков нужно было инвестировать в пакет фильмов". В "Тройке Диалог" критику принимают, но полагают, что такое экзотическое инвестирование надо предлагать постепенно и начинать все же с пилотного проекта. "Понятно, что фонду нельзя было начинать с одного фильма, – говорит управляющий директор УК "Тройка Диалог" Антон Рахманов. — Чтобы диверсифицировать средства инвесторов, нужно работать с "корзиной" фильмов. Это будет наш следующий шаг — сформировать полноценный фонд, инвестирующий в киноиндустрию, но сделать это можно будет, только основываясь на результатах пилотного проекта".

Другие кинофонды российского происхождения, большинство из которых закрыты для внешних инвесторов, также предпочитают вкладывать в кинобизнес не широким фронтом, а под конкретные имена и обещающие прибыль фильмы. Проекты для своего фонда глава продюсерской компании AR Films Александр Роднянский и его партнер Гайер Косински, известный как агент Анджелины Джоли, Николь Кидман и Билли Боба Торнтона, выбирают сами. Фонд AR Films получил от инвесторов на производство и продвижение фильмов $120 млн. Но так как деньги в фонде только иностранные, то и вкладывать их фонд будет исключительно в понятную инвесторам и предсказуемую американскую киноиндустрию, где можно рассчитывать на среднюю доходность 10—20% годовых. Планируется, что фонд профинансирует шесть кинопроектов с бюджетом до $20 млн каждый. Уже сняты фильм Билли Боба Торнтона "Машина Джейн Мэнсфилд", показанный в конкурсе Берлинского кинофестиваля, а также картина американского режиссера Ди Джея Карузо "Козий остров". "На сегодняшний момент мы создали закрытый фонд, потому что планируем направить средства фонда на продюсируемые AR Films фильмы, но мы рассматриваем возможность инвестирования и в крупные голливудские проекты, и тогда можно будет привлекать деньги уже в открытой форме", — рассказывает Федор Петров, генеральный директор AR Films.

В развитых странах вложение в производство фильмов — это привычный инструмент для тех, кто желает разложить свои сбережения по разным "корзинам". "За рубежом существует целая индустрия производства фильмов за счет средств инвестиционных фондов, — рассказывает Антон Рахманов. — Финансисту она очень понятна — с точки зрения рисков, возврата инвестиций, доходности. Поэтому, если создавать фонд для инвестиций в кино, нужно рассчитывать не только на российские проекты, но и смотреть на глобальный рынок". Для крупнейших голливудских мейджоров, равно как и для независимых студий, финансирование фильмов за счет фондов — обычная, стандартная практика. "Крупные голливудские студии готовы впускать фонды в свои проекты, — говорит Армен Дишдишян. — Студии понимают, что им тоже надо хеджировать свои риски, поэтому они позволяют частным инвесторам входить в большие проекты. Голливуд открыт для инвестиций, даже для российских фондов. Многие развивающиеся страны, в частности Бразилия и Китай, уже инвестируют в американский кинобизнес". Инвестируют в кино и рядовые инвесторы — за океаном получение статуса квалифицированного инвестора не слишком сложная процедура. Помимо потенциального дохода, который обещают вложения в киноиндустрию, их привлекает возможность сэкономить на налогах: средства, вложенные в кино, в ряде стран выводятся из-под налога на доходы физлиц.

При этом никакой зависимости между состоянием традиционных финансовых рынков и доходами киноиндустрии в глобальном масштабе нет. Они могут вместе расти, но даже если остальной мир валится в рецессию, кинобизнес может процветать. Так, сборы кинотеатров в США росли и в годы экономической депрессии начала 30-х годов, и в течение всех 2000-х, в то время как весь финансовый мир переживал то один кризис, то другой.

Финансисты никаким образом не участвуют в создании самих фильмов, управляющие фондов даже не читают сценариев. Для них кино — это способ получения прибыли, которая рассчитывается с помощью стандартных инструментов финансового моделирования. При этом инвестиционные риски в американском кинобизнесе благодаря сложившейся системе достаточно низки. Так, 60% от стоимости фильма возвращается инвесторам на этапе предпоказа за счет продажи прав на фильм международным прокатчикам. Дополнительно гарантированные деньги инвестор имеет, если фильм получает обязательства на прокат в США. Также инвесторы получают возврат по налогам на сумму, инвестированную в кинобизнес, размер вычета в разных штатах может колебаться от 15 до 30% от размера вложений — это тоже гарантированные деньги. В итоге сумма, которой инвестор по-настоящему рискует, составляет 20—25% от стоимости фильма. Наконец, все иностранные работы в кино страхуются от "незавершенки". Страховая компания при этом имеет самые широкие полномочия по контролю за производством фильма. Ситуация, когда по какой-либо причине (сломалась камера, запил оператор) производство картины останавливается, а продюсер терпит убытки, на Западе практически невозможна.

Непрозрачность российского кинобизнеса, его непредсказуемость с точки зрения доходности остаются главными причинами, почему примеры профессиональных финансовых инвестиций в кино можно пересчитать по пальцам. Инвестиции в кинобизнес как на Западе, так и в России должны приносить прибыль. Говоря о норме доходности для иностранных фондов, инвестирующих в голливудские проекты, эксперты называют цифры от 7 до 30% годовых. Для кинофондов, ориентированных на российского инвестора, нижняя планка доходности должна быть гораздо выше и превышать инфляцию — на уровне доходности самых рисковых облигаций. А учитывая плату за управление, которую берет фонд, он должен приносить все 30% годовых. "Условия, которые сложились на нашем рынке, не позволяют нам предлагать российским инвесторам норму доходности ниже 20% — это уровень, который считается приемлемым с учетом рискованности этого бизнеса и его новизны для инвесторов", — говорит Федор Петров. С ним соглашается Армен Дишдишян: "Для американского фонда 12% — это хорошая доходность, для нас же минимальная ставка — 20% годовых".

В финансовом сообществе царит скептическое отношение к киноиндустрии в целом. Финансисты по-прежнему предпочитают инвестировать средства своих клиентов в привычные и понятные им акции и облигации. "Инвестиции в кино — это ближе к венчурному инвестированию, для нас это не стратегическое направление бизнеса, — объясняет Вадим Логинов, директор по стратегическому маркетингу и развитию бизнеса УК "Альфа-Капитал". — Хотя для наших состоятельных клиентов мы готовы анализировать предложения сторонних кинофондов в качестве альтернативных вложений и так называемых инвестиций страсти". Эксперты признают: российский кинобизнес для большинства частных инвесторов если и представляет интерес, то только в том случае, если в конкретном проекте участвуют кинокомпании с мировыми именами и достаточно большим бюджетом. "Пока со стороны инвесторов, наших клиентов, заинтересованности в инвестициях в российские кинопроекты нет, — резюмирует Владимир Харитонов, глава частного инвестфонда "Фокус Инвестмент". — Мы расцениваем это как рискованные инвестиции, в основном для тех, кто в этом хорошо разбирается. Наши же клиенты вкладывают в такие отрасли, как промышленность, медицина".

В целом российский кинорынок для инвестиций по всем правилам финансового искусства слишком мал. Размер вложений в производство фильма в России сопоставим с бюджетом среднего европейского фильма. Так, по данным агентства Screen Digest, средний бюджет фильма в странах Евросоюза составляет $5,4 млн. Для сравнения: в Голливуде на один фильм в среднем тратят около $20 млн. При этом российские фильмы, как уже было сказано, в подавляющем большинстве случаев не имеют перспектив международного проката, а это лишает продюсеров до 60% потенциальной прибыли. Как правило, фонды не интересуются ни сценарными историями, ни именем режиссера. Они выбирают студию с хорошей историей проектов, показывающую определенную доходность на протяжении нескольких лет. Средства в этом случае инвестируются во все проекты, которые производятся на студии, а это, как правило, 8—10 картин на протяжении 2—3 лет.

В России пока нет в достаточном количестве ни проектов, ни студий, готовых выпускать качественные, окупаемые фильмы. "Я могу привести историю из недавнего прошлого, когда я был директором небольшого частного фонда First Media Fund, работавшего в области кино, — мы собирали портфель кинопроектов на сумму $23 млн, — рассказывает Никита Трынкин. — Отсмотрели 672 проекта в разных стадиях готовности, отобрали из них восемь, но в конечном итоге все, что осталось от фонда, инвестировали в компанию Бекмамбетова, поскольку в России сегодня можно вкладывать только в конкретные проекты, в успех которых в российском прокате вы верите".

В свою очередь, Армен Дишдишян из "Централ Партнершип", как представитель киноиндустрии, придерживается несколько иного мнения: инвестиций нет не потому, что мы не имеем качественного кино, а потому, что отсутствует сама индустрия инвестиций. "Наша компания производит целый пакет фильмов — в год по шесть картин разных бюджетов. Учитывая, что любой фонд рассчитан на несколько лет работы, пакет проектов для него собрать можно, — говорит эксперт. — Другое дело, что в России инвестирование в кино через фонды как система отсутствует". Но будущее российского кинобизнеса — это, конечно же, создание фондов, которые смогут системно финансировать российское кино, считает эксперт. Нам в этом плане нужно поучиться у Америки, где финансирование картин за счет фондов хорошо развито. Там это весьма успешная и популярная среди инвесторов индустрия.

Как еще собрать денег

Есть в России примеры и более экзотического привлечения средств акционеров в кинопроекты — краудфандинга (финансирование медиапроектов за счет собранных средств в Интернете). Этот способ финансирования кинопроектов давно применяется на Западе: так, с помощью интернет-акционеров был снят недавно вышедший в российский прокат фильм "Железное небо" ("Профиль" подробно писал об этом). У нас в стране на собранные в Интернете средства кино пока не снимали. Из успешных примеров краудфандинга можно назвать выпущенный на деньги акционеров альбом группы Би-2 Spirit и стартовавший недавно интернет-проект Colta.ru. На группу Би-2, пообещавшую акционерам разослать диски с записью нового альбома, было собрано 1,254 млн рублей. Colta.ru при необходимых для запуска сайта 600 тыс. рублей набрала 662 тыс. В конце июне на сайте Planeta.ru стартовал сбор средств частных акционеров для финансирования съемок фильма "Ильфипетров" режиссера Романа Либерова. Желающие могут пожертвовать от 500 до 100 тыс. рублей. Но особых финансовых дивидендов проект не обещает — авторы фильма не рассчитывают на большую прибыль. Максимум, что могут обещать авторы проекта интернет-меценатам, — это упоминание в титрах и приглашение на закрытый премьерный показ фильма. Желающих стать частью кинобизнеса через краудфандинг пока немного: при необходимых для запуска проекта 2,2 млн рублей к середине августа было собрано лишь 10 тыс. 

Источник



web-архив: по темам » знаменитости » киноиндустрия » это письмо








© 2004-2021 DaoMail.ru