DaoMail - путь письма
социальная почтовая служба (beta-версия)
весь DaoMail
вход / регистрация
Гость
ваша подписка (0
реклама
Кто на свете всех сильнее?
| text | html

web-архив: по темам » привычки и пристрастия » курение » это письмо

2012-07-17 00:28:38

Госдума хоть и не место для дискуссий, зато депутатов, пробивающих интересы тех или иных отраслей и компаний, в ней предостаточно

РИА «НОВОСТИ»

Разные отрасли экономики имеют разную степень влияния на принятие государством тех или иных решений. "Профиль" расставил всех на свои места в рейтинге российских лоббистов. 

К концу года в России должен быть разработан закон о лоббизме. Если, конечно, президент Владимир Путин не похоронит эту инициативу вместе с другими идеями своего предшественника Дмитрия Медведева. Пока же лоббизм живет и развивается вне законодательной системы, что не мешает, однако, бизнесу оказывать очень существенное влияние на принимаемые властью решения.

"Профиль" попытался проанализировать "отраслевую структуру" российских лоббистов и выяснить, кто из них является наиболее влиятельным. Критерии, по мнению экспертов, здесь простые: степень важности того или иного сектора для экономики, наличие крупных игроков, активность и профессионализм отраслевых объединений. Однако сразу надо оговориться, что "особенностью национального лоббизма" является то, что в нашей стране существуют целые отрасли, лоббированием интересов которых занимаются федеральные органы исполнительной власти. Подобные вещи несколько путают и смазывают российскую картину.

Безусловным лидером нашего импровизированного "рейтинга лоббистов" является нефтегазовая отрасль. Это самый богатый и мощный сектор отечественной экономики, главный донор государственного бюджета. Сегодня делами отрасли занимаются и в правительстве (вице-премьер Аркадий Дворкович и министр энергетики Александр Новак), и в Кремле — через недавно образованную комиссию при президенте ("нефтяной клуб"). Игорь Сечин, несмотря на свой уход из кабинета министров, остается самым влиятельным человеком в ТЭКе, а реальную конкуренцию ему может составить разве что глава "Газпрома" Алексей Миллер. "Игорь Сечин в реальности остается "внештатным" вице-премьером по ТЭКу. Он не только создал "теневой совет" ("нефтяной клуб") из основных нефтяных генералов, но и добился создания комиссии при президенте РФ по вопросам стратегии развития ТЭКа и экологической безопасности, где будет являться ответственным секретарем", — отмечает руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник.

Немного уступают нефтяникам в степени влиятельности банковский и металлургический секторы. Однако финансисты в России (вслед за остальным миром) выходят на первые роли, ведь именно банки спасали власти в первую очередь в момент острой фазы кризиса 2008—2009 годов. Влияние банкиров подкрепляется и тем, что лидерами финансового сектора являются госбанки — Сбербанк и ВТБ. Их руководителей — Германа Грефа и Андрея Костина — по праву можно считать одними из самых влиятельных людей в стране. Что касается металлургии (и черной, и цветной), то на сегодня эта отрасль имеет самое большое представительство в первой десятке "Форбса". Первые четыре места занимают Алишер Усманов ("Металлоинвест", состояние $18,1 млрд), Владимир Лисин (НЛМК, $15,9 млрд), Алексей Мордашов ("Северсталь", $15,3 млрд), Владимир Потанин ("Норникель", $14,5 млрд). Только пятым идет нефтяник Вагит Алекперов из "Лукойла". А еще в десятке Михаил Прохоров ("Полюс золото") и Роман Абрамович ("Евраз").

Но это явные лидеры, а дальше все не так очевидно. На четвертое место вырвался автопром. Это уникальный пример того, как российские власти сумели принять верные решения и эффективно их реализовать. Фактически за последние десять лет в стране была создана новая автомобильная промышленность, в которой работают ведущие мировые концерны и которая выпускает в год по два с лишним миллиона автомобилей. Для этого правительство пошло на предоставление иностранным производителям существенных льгот. "Нужно отметить, что система льготного налогообложения при режиме промышленной сборки активно способствовала и продолжает способствовать притоку иностранных инвестиций в российскую экономику", — отмечает аналитик "Инвесткафе" Кирилл Маркин. Но это привело к тому, что власти не могут сегодня отказать автопрому почти ни в чем, а Минпромторг де-факто превратился в главного лоббиста интересов автоконцернов. Денег АвтоВАЗу в кризис? Пожалуйста. Отменяются льготы на ввоз автокомпонентов? Правительство компенсирует потери производителей из бюджета. Вступаем в ВТО и снижаем пошлины на ввоз подержанных иномарок?

Вот вам защитный утилизационный сбор. Правда, замглавы Минпромторга Алексей Рахманов уверяет, что утилизационные сборы никак с вступлением в ВТО не связаны: "Если это совпадет, мы будем счастливы".

Следом за автопромом стоят еще две отрасли, которые непосредственно патронируются государством, — это оборонка и аграрно-промышленный комплекс. Оборонка стоит так высоко по нескольким причинам. Во-первых, это наличие программы перевооружения и модернизации армии на 20 трлн рублей. Даже если ее и порежут в связи с угрозой новой рецессии, все равно сумма бюджетных денег, которая поступит в отрасль, останется очень большой. Вторая причина — это наличие сильных лоббистов, таких как глава "Ростехнологий" Сергей Чемезов и вице-премьер Дмитрий Рогозин. В-третьих, российское оружие все еще пользуется спросом на мировом рынке, а это не только бизнес, но и большая политика, поэтому власть оборонщиков (особенно тех, кто приносит деньги) не бросит.

Бюджетная поддержка идет и в АПК. Государство субсидирует ставки по кредитам, каждый год предоставляются скидки на ГСМ и т.д. Вступление России в ВТО, по мнению многих представителей отрасли и экспертов, поставит крест на "отечественном производителе". Но большинство экспертов уверены, что власть найдет способы поддержки. В частности, разработанная Минсельхозом программа развития АПК до 2020 года (правительство рассматривало ее в минувшую пятницу) предполагает прямые вливания в отрасль в размере почти 1 трлн рублей, а объемы косвенной поддержки не лимитированы даже соглашениями с ВТО. Вице-премьер Аркадий Дворкович пообещал поддержку и сельхозмашиностроению. "Думаю, что мы найдем такой механизм, который позволит увеличивать производство техники, а не уменьшать, как это происходит в нынешнем году, средства для этого в бюджете есть", — сказал он. Управляющий партнер Kesarev Consulting Евгений Рошков считает АПК одной из самых влиятельных отраслей, в том числе потому, что у аграриев есть "достаточное количество сильных ассоциаций" (производителей зерна, молока, мяса), которые активно отстаивают интересы своих членов. Чего не хватает отечественным аграриям, так это сильной фермерской ассоциации.

"В западных странах фермеры имеют очень сильное лобби, — говорит старший преподаватель кафедры политического управления СПбГУ, автор книг по лоббизму Александр Павроз. — У нас пока такого нет".

Аналитик по потребительскому сектору ИК "Грандис Капитал" Ксения Аношина отмечает силу аграрного лобби, но ставит их в один ряд с фармацевтами. "Сегодня в России активный диалог с государством ведут крупные компании так называемых социально значимых отраслей — это производство продуктов питания (сельское хозяйство) и лекарственных средств (фармацевтика), — объясняет аналитик. — Это те отрасли, от которых зависит стратегическая безопасность страны, поэтому государство поддерживает производителей как на постоянной основе, так и при возникновении особых ситуаций". У фармацевтов есть также весьма влиятельная Ассоциация международных фармацевтических производителей.

По мнению блогера, экс-председателя комитета по отношениям с органами власти Ассоциации менеджеров России Михаила Дворковича (брата вице-премьера Аркадия Дворковича), "в фармацевтической отрасли наиболее адекватные GR-специалисты, они ищут баланс между государственными и своими частными коммерческими интересами". Дворкович вслед за АПК и фармацевтами ставит производителей табака и алкоголя. Так же распределили места руководитель Центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти Павел Толстых и адвокат коллегии адвокатов "Юков, Хренов и Партнеры" Алина Топорнина. По оценкам Евгения Рошкова, табачная ассоциация слабовата, но те три компании, которые доминируют на рынке (British American Tobacco, Japan Tobacco International и Philip Morris), обходятся и без нее.

Влиятельность табачного лобби можно проследить на последней истории с законом о запрете курения в общественных местах. Разработанный Минздравом документ был не согласован с другими ведомствами и отправлен на доработку, и только на днях проект вновь был представлен на обсуждение. Но и поправки не гарантируют ему безоблачную судьбу, потому что, по мнению председателя правления Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП) Дмитрия Янина, закону оказывают сопротивление все три табачных гиганта.

Весьма активны и производители алкоголя. Но это одна из самых закрытых отраслей с большим негативным шлейфом. Руководитель Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя (ЦИФРРА) Вадим Дробиз говорит, что очень сильным было пивное лобби, но затем государство задушило пивоваров акцизами, запретами на рекламу и созданием Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка (Росалкогольрегулирование). Эксперт считает, что сейчас сильна система водочного лоббизма — создано частно-государственное партнерство на базе государственных Росспиртпрома (производство), "Союзплодоимпорта" (госбренды) и частных активов г-на Сабадаша. "Крепкий алкоголь — это фактически теневой рынок, который связан с властями: региональными депутатами, сенаторами и чиновниками высших рангов, к тому же водочному лобби легко генерировать кэш, — считает Павел Толстых. — Плюс у крепкого алкоголя есть активный лоббист — Виктор Звагельский".

Сам зампред комитета Госдумы по экономической политике Виктор Звагельский, автор многих "алкогольных" законов, лоббистом себя не считает. "Я никогда не лоббировал интересы ни виноделов, ни производителей любого другого алкоголя, — уверяет Виктор Звагельский. — Вместе с тем много говорят о том, что есть водочный лоббизм и что происходит столкновение между лоббистскими структурами, — это все полный бред! Его не было, нет и не будет". Политик считает, что сегодня в алкогольной отрасли в принципе нет серьезного и планомерного лоббирования, а утверждение предложенных им инициатив объясняет победой здравого смысла.

Стоит отметить, что наряду с водочным набирает обороты и винный лоббизм. Эксперты называют главными "двигателями хорошего алкоголя" губернатора Краснодарского края Александра Ткачева и экс-главу "Деловой России", омбудсмена по защите прав предпринимателей, хозяина "Абрау-Дюрсо" Бориса Титова. Но все-таки этого недостаточно — виноделам нужна команда людей, профессионально занимающихся GR, им не хватает эффективного среднего профессионального звена. "Ни Ткачев, ни Титов в силу своего статуса не будут взаимодействовать с чиновниками министерств и ведомств, которые непосредственно разрабатывают позиции, они подпишут письма, обеспечат при необходимости поддержку на самом верху, но продвигать и согласовывать инициативы должны именно специально нанятые профессиональные люди", — объясняет Павел Толстых.

Замыкает десятку наиболее активных отраслей-лоббистов розничная торговля, ритейл. Представители торгового сектора весьма активны, но действуют они в основном на низшем и среднем уровнях, причем не всегда корректно. "В потребительском секторе большую долю занимает черный, грязный лоббизм — это взятки и различные формы материального стимулирования, — утверждает Михаил Дворкович. — На GR-рынке было известно, что в процессе принятия закона о торговле различные лоббистские группировки потратили более $15 млн долларов на лоббирование отдельных поправок к этому закону".

В рейтинге "Профиля" не учитывались отрасли-монополисты, такие, например, как атомная энергетика, транспортировка нефти или железнодорожные перевозки. Там, где нет конкуренции в сколько-нибудь значительной степени, говорить о лоббизме нет смысла: государство себя защитит, когда захочет. В целом же эксперты уверены, что закон о лоббизме стоит принять: он поможет снизить коррупционную составляющую в работе госорганов. По словам адвоката МКА "Клишин и Партнеры" Дмитрия Васильченко, в случае принятия закона о лоббизме организации и физические лица, являющиеся экспертами в определенных областях, смогут на законных основаниях доносить точку зрения заинтересованной группы до государства в целях официального влияния на законотворчество и получать за свою работу вознаграждение. В результате отпадет необходимость в услугах лоббистов-депутатов и лоббистов-чиновников, которые, по сути, являются коррупционными. Что думает на сей счет Владимир Путин — пока неизвестно.

Источник



web-архив: по темам » привычки и пристрастия » курение » это письмо








© 2004-2019 DaoMail.ru