DaoMail - путь письма
социальная почтовая служба (beta-версия)
весь DaoMail
вход / регистрация
Гость
ваша подписка (0
реклама
Антитабачный закон «даст прикурить» розничной торговле
| text | html

web-архив: по темам » привычки и пристрастия » курение » это письмо

2012-03-29 21:42:36

Новый проект Минздравсоцразвития ущемляет права 40% россиян

Антитабачный закон «даст прикурить» розничной торговле

Евгений Асмолов

Курить в кафе и ресторанах будет строжайше запрещено, а чтобы купить пачку сигарет, придется ехать в супермаркет: с витрин уличных киосков и прилавков маленьких магазинов табачные изделия исчезнут уже в будущем году. Более того, даже саму пачку перед покупкой нельзя будет увидеть, а тем паче подержать в руках. Выбирать марку и крепость папирос и сигарет потенциальному курильщику предстоит «вслепую» — по безликому прейскуранту с перечнем названий и указанием цены. Такие поистине «драконовские» нормы заложены в новом законопроекте «О защите здоровья населения от последствий потребления табака», разработанном полгода назад в недрах Минздравсоцразвития.

Как изменится ситуация, если закон будет принят Госдумой РФ: снизится ли реальное потребление табака в России (по статистике, курит 40% населения), или вся страна разом уйдет в долгий «рабочий перекур», пока не повысили акцизы — есть и такая мера в новом законопроекте? И почему документ, призванный защищать права и здоровье граждан, этого не делает, зато грозит существенным «переделом» в сфере торговли, в рамках «круглого стола» обсудили эксперты «Известий»: юристы, бизнесмены, представители профильных ассоциаций и специалисты в сфере защиты прав потребителей.

«Известия»: Написанный в Минздраве законопроект, по идее, должен заботиться о здоровье граждан. Однако речь в нем идет о правилах торговли. Уже с лета 2013 года предполагается ужесточить требования к площади торговых точек, которые реализуют табачную продукцию. Продавать сигареты смогут только магазины, занимающие свыше 50 кв. метров. На практике это означает, что большинство мини-маркетов тут же окажутся вне закона. Но ведь торгуют в них не только сигаретами.

Алексей Третьяков, председатель Санкт-Петербургской ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка: В этом и вся проблема. До сих пор существует распространенное заблуждение, что малый бизнес делает выручки исключительно за счет пива, крепкого алкоголя и сигарет, а это не совсем верно. Если посмотреть реальную структуру выручки, окажется, что пиво, алкоголь и табак дают в совокупности 8—10%. Но за счет того, что они обеспечивают комплексность покупки: когда с пивом идут консервы, а с сигаретами — сыр и молоко, получается, что алкоголь и табак способствуют получению трети выручки.

При этом надо понимать, что малый бизнес, в частности у нас, в Петербурге, и без того работает на грани рентабельности. И если выпадает какой-то один фактор, вся система оказывается под угрозой. К примеру, мы запрещаем ночную торговлю пивом или изымаем сигареты, и сразу сокращается объем продаж, точка становится нерентабельной. И не надо ничего сносить или закрывать, все умрет само. Тем более в Петербурге, да и по всей России существует устойчивая тенденция: малый бизнес в сфере торговли не поддерживать. По сути, этот законопроект станет уже четвертым в этом направлении. Достаточно вспомнить закон «О рынках» 2006 года, который ущемлял мелкорозничную торговлю, затем закон «О торговле», который также ввел массу ограничений, дальше — «Стратегия развития потребительского рынка», она просто писалась под лозунгом: «Крупные торговые сети — наше все!». И вот теперь антитабачный проект Минздрава! Фактически идет целенаправленное выжимание из сферы реализации любых торговых форматов, кроме крупных сетей. И давайте посмотрим, кто этот новый законопроект активно поддерживает, — это Дмитрий Янин, председатель Международной конфедерации прав потребителей. Когда ему через прессу задают вопрос: «Мы правильно понимаем, что ваша жена — вице-президент X5 Retail Group, крупнейшей сетевой структуры на территории России?», Янин отвечает нечто неопределенное, мол, то ли бывшая, то ли не жена. Но звучит все это малоубедительно. Борьба-то с розницей в законе налицо.

Наталья Пиалкина, директор магазина: Как директор того самого, упомянутого в законопроекте маленького магазина — у нас площадь меньше 50 кв. метров, могу сказать только одно: мы вынуждены продавать сигареты и пиво — это обеспечивает прибыль. Много лет назад, когда я начинала этот бизнес, хотелось сделать симпатичную, в европейском стиле булочную, но очень быстро выяснилось, что на хлебе и булочках невозможно покрыть расходы на электричество и оплату коммунальных услуг. Магазин маленький, мы реально «крутимся». У сетевых супермаркетов, в принципе, больше возможностей получать доходы, а у нас, если отнять пиво и сигареты, нет шансов даже выйти на ноль. О каких равных конкурентных условиях тут вообще можно говорить?

При этом надо учитывать, что есть районы, я, например, на Петроградке работаю, где маленькие магазины просто необходимы. Там в силу архитектурных особенностей ангары сетевой торговли разместить негде — плотная застройка, старый город. И я не могу старика-инвалида, живущего по соседству, отправить за сигаретами в сетевой магазин, расположенный бог знает где, чуть ли не в другом районе. Тут есть момент даже не экономический, а скорее человеческий: не хочется подвести покупателей, мы же 20 лет на этом месте работаем.

Галина Козловская, председатель Общества потребителей Санкт-Петербурга и Ленобласти: Меня смущает, что в этом законопроекте смешаны два понятия: продажа табачных изделий и ограничение курения. Я категорически против запрета на торговлю сигаретами в маленьких магазинах. Почему авторы закона считают, что табак я должна покупать только в большом сетевом магазине? Сразу оговорюсь: лично я никогда не курила и не курю, даже запах табачного дыма выношу с трудом, но сама по себе эта норма, прописанная в законопроекте, нарушает мои права как потребителя. Опять же ситуация с магазинами в старой части города. Предположим, закон примут, маленькие торговые точки постепенно закроют, точнее они закроются сами, не выдержав конкуренции. Вся торговля плавно перетечет в руки монополистов. И что будут делать покупатели, когда сетевые магазины, и без того мощные, начнут диктовать свой уровень цен, — альтернативы-то не будет! И еще немаловажный аспект: кто создаст новые рабочие места вместо тех, что с закрытием маленьких магазинов будут уничтожены?

Алексей Третьяков: Хотел бы вмешаться и озвучить несколько цифр: в Петербурге за время правления Валентины Матвиенко 40 тысяч торговых объектов были уничтожены административным путем, банально — бульдозерами, я не знаю ни одного, кто бы разорился сам за это время. Всех уничтожали целенаправленно. Сейчас, если написанный Минздравом законопроект будет принят, все начнется по новой. Давайте считать: возьмем торговую точку, некий магазинчик «24 часа». Любой человек, даже не специалист, видит, что там должно быть два продавца, бухгалтер, экспедитор, охранник, дворник и так далее. Понятно, то какие-то специальности задействованы на несколько точек. Но если мы всех пересчитаем, то в среднем одна торговая точка дает минимум пять полноценных рабочих мест. Если за время правления Матвиенко мы потеряли 40 тысяч объектов, то значит, исчезло как минимум 200 тысяч рабочих мест. Это только в Петербурге, если спроецировать ситуацию на Россию, цифры будут другие — намного больше.

И еще немного статистики, теперь уже цифры касаются потребителей и крупных торговых сетей. Эксперты уже доказали — есть на эту тему исследование, что если вы курите и у вас есть возможность по пути домой или на работу купить пачку сигарет, то есть вы не беспокоитесь о создании стратегического запаса, то ежедневно выкуривается 16 сигарет. Если же вы знаете, что такой возможности нет, и вы должны заранее готовиться: ехать в супермаркет, покупать сигареты блоками — они ведь там так продаются, то вы будете выкуривать 24 штуки в день. Иными словами, ученые наглядно доказали, что подобные эксперименты приведут только к росту потребления.

Константин Белый, генеральный директор Ассоциации предприятий общественного питания: Интересное мнение, и про комплексную покупку здесь все правильно сказали: как потребитель, я иду не конкретно за пачкой сигарет или булкой хлеба, мне удобно сразу купить 4—5 вещей необходимых: соль, масло — все, что захотелось. Естественно, выбивание чего-то из этого перечня делает эту точку непривлекательной. Человек будет стремиться туда, где можно купить все сразу. С другой стороны, все прекрасно понимают, что происходит на рынке: крупные сети начали терять клиентуру, и им надо любыми путями вернуть потребителя. «Антитабачный» закон, конечно же, сработает в их пользу. Но лично я требования по торговым площадям, предложенные Минздравом, активно поддерживаю. И считаю, что продажу сигарет нужно приравнять к продаже алкоголя, чтобы не было всевозможных ларечков, которые стоят возле школ, детских садов, на всех перекрестках. Потому что мы все прекрасно знаем: любой ларек, стоящий на бойком месте, продает сигарет в 10 раз больше, чем иной супермаркет. И самое главное — не надо ничего придумывать и новое изобретать: у нас вполне сбалансирована ситуация по алкоголю — лицензия на торговлю спиртным не выдается просто так, учитывается дислокация торговой точки, близость школ, поликлиник. И вполне логично было бы внести в тот же перечень табачные изделия.

«Известия»: Константин Григорьевич, вы рискуете повторить судьбу Дмитрия Янина: вас тоже начнут подозревать в родственных связях с сетями-монополистами. Тем более, по существующим нормам, табачные изделия не могут продаваться ближе 100 м от школ и больниц. Вопрос по профилю вашей Ассоциации: как предложенный Минздравом антитабачный закон может сказаться на работе общепита? Ведь по проекту ваша отрасль тоже попадает под удар: с 2015 года курение будет запрещено во всех кафе и ресторанах.

Константин Белый: Собственно продажа сигарет в ресторанах приносит микроскопически малый доход — порядка 0,5%. При этом исследования, проведенные нашей Торгово-промышленной палатой, четко показали, что 80% посетителей ресторанов — это курящие люди. Поэтому бизнес вправе решать, что ему выгоднее: сделать полностью некурящее заведение или поставить хорошую вентиляцию. А потребитель, в свою очередь, решит, в какое кафе он пойдет. Компания мужчин вечером почти наверняка предпочтет курящее заведение, а в воскресенье — с детьми и женами — те же самые люди, возможно, пойдут в какое-то детское кафе, где не курят. Я считаю, что это — осознанный выбор, которого «антитабачный» законопроект нас лишает, непонятно, на каком основании.

«Известия»: На выручке, количестве посетителей закон как-то скажется?

Алексей Третьяков: Скажется! Обязательно! Я по своему опыту скажу: когда запретили курить в самолетах, я перестал на них летать, в Европу теперь езжу на машине. И в рестораны ходить не буду, если там нельзя будет курить.

Алена Ширяева, руководитель отдела маркетинга и рекламы «Кофе Хауз» в Петербурге: Действительно, существуют так называемые продукты-субституты. И для многих это просто классическое сочетание: кофе и сигарета. Есть люди, которые представить не могут, как это — в кофейне не курить. Но мы нынешним летом пошли на эксперимент: курящим выделили залы с меньшей площадью, а некурящим — наоборот, отдали большую часть помещений. Первая реакция была острой, самые недовольные петиции писали. И отток посетителей мы отследили, правда, не очень большой. Но все очень быстро вернулось на круги своя: возмущение стихло, а число клиентов вернулось на прежний уровень. Кстати, уже сейчас в петербургской сети «Кофе Хауз» есть кофейни, где вообще не курят. Например, в ТРК «Варшавский экспресс», там рядом находится каток, дети, курить запрещено, но посетителей все равно много. Более того, мы выяснили, что некурение влияет на средний чек. Там, где не курят, люди больше едят. И если говорить с точки зрения товарооборота, то спустя какое-то время все выравнивается. Другой вопрос, что представить все кофейни как заведения для некурящих… мне пока трудно.

Алексей Третьяков: А вы не переживайте, в Германии уже придумали выход: там, когда курить в общепите запретили, один деятель тут же зарегистрировал церковь на базе кафе или ресторана, а ритуал поклонения божеству в этой церкви включал обязательное воскуривание сигарет. Уверен, наши придумают повеселее.

«Известия»: В числе ограничений, прописанных для торговли — запрет на выкладку табачных изделий. Сигареты покупатель должен выбрать «вслепую», по некоему прейскуранту. Как это положение соответствует закону «О защите прав потребителей»?

Екатерина Никулина, старший юрист ООО «Юридическая контора Гессена»: Я внимательно изучила законопроект и, честно признаюсь, была удивлена. В его тексте нет никакой переклички с законом «О защите прав потребителей», более того, многие нормы и положения документа вступают в противоречие с действующим законодательством. Что касается выкладки, человек покупает товар, но его не видит, то есть отсутствует публичность оферты, которая должна быть во всех магазинах. Вместо пачки сигарет, которую покупатель вправе рассмотреть, изучить, что на ней написано, ему вручат некий листочек-прейскурант. Как он будет  выглядеть, в законопроекте опять-таки не оговаривается. Фактически, человеку предлагают приобрести «кота в мешке», а это уже прямое нарушение закона «О защите прав потребителей».

К тому же в законопроекте наблюдается некая странность: все статьи, связанные с правами и обязанностями граждан, прописаны очень нечетко, сразу возникает множество разночтений. А все, что касается ограничений по площадям, по выкладке, сформулировано очень грамотно и внятно. В этой ситуации сразу становится понятно, чьи интересы призван отстаивать данный законопроект. Говорить о какой-то правовой защите потребителя в данном случае некорректно, ее там нет, она непроработана. И как практикующий юрист, много работающий в судах, я сразу скажу: на основании положений этого закона, если он будет принят, отстоять интересы клиента будет достаточно сложно, и в первую очередь — из-за расплывчатости формулировок.

«Известия»: Тогда прогноз: а работать закон в его нынешнем виде будет?

Константин Белый: Есть старая как мир шутка: строгость законов всегда и везде компенсируется их неисполнением. И данный законопроект, если его примут, постигнет та же участь. Но невозможно его исполнять: в Петербурге сегодня 18 или 20 тысяч магазинов и столько же заведений общественного питания. И что — по каждому адресу направить полицейских? К тому же по действующему законодательству, проверять после шести вечера нельзя — рабочий день у проверяющих завершился.

Наталья Пиалкина: А я закон нарушать не хочу, не считаю возможным.

Алексей Третьяков: Полагаю, что, как и многие аналогичные документы, применяться этот закон будет выборочно. В 2007 году в Петербурге был такой случай, его еще Примаков потом Путину со смехом рассказывал: одному предпринимателю проверяющие из МЧС выписали штраф за то, что у его продавцов не было на рабочих местах противогазов. И здесь по многим пунктам — а там полно нелепицы — будет то же самое. Мы опять дадим колоссальную возможность для коррупции.

Летом я писал заключение по этому закону для нашего Законодательного собрания, и в 50 страниц с огромным трудом вбил все «ляпы», которые там есть. На память приведу один: в соответствии с законопроектом запрещено производить изделия, схожие по форме с табачными. Но самое распространенное табачное изделие — сигарета, она — цилиндрической формы, и если мы принимаем этот закон, то у нас в стране запрещено производить все: от карандашей до труб. Еще раз повторю: этот законопроект никакого отношения к защите здоровья нации не имеет. И в этом смысле проект Минздравсоцразвития просто антиобщественный, я это заявляю абсолютно серьезно. А главная его задача: использование проблемы курения для перераспределения покупательских потоков и получения крупными торговыми сетями незаконных конкурентных преимуществ.

Источник



web-архив: по темам » привычки и пристрастия » курение » это письмо








© 2004-2019 DaoMail.ru